Живые мертвецы . Каста неприкасаемых, или аборигены «инфекционок» – бомжи.

Живые мертвецы . Каста неприкасаемых, или аборигены «инфекционок» – бомжи.

автор статьи: врач-анестезиолог  Черненко Иван 

За окном погода становится все теплее,  на улицах вместе с первоцветами появляются  знакомые откормленные лица бомжей.

 

Бомжи, как перелетные птицы, с наступлением холодов мигрируют  в теплые края. Обычно этими краями становятся отделения терапии, инфекционное отделение и т.д . , где их лечат, кормят и готовят к очередному сезону блуждания по улицам.  
                Обычно около полуночи на эстакаду врывается скорая помощь с «мигалками».  Привезли бездомного.  Почему-то именно к ночи у прохожих просыпается чувство альтруизма, и они вызывают скорую помощь. Чаще всего бездомные действительно  нуждаются в помощи.  Они    в пьяном угаре, без сознания, переохлаждены.   Завшивленных, грязных, их отмывают, стригут (санпропускник никто не отменял) и только потом помещают в теплую постельку. А если повезет и с ужина останется каша, то еще и накормят.
                Но пребывание в стационаре этим не заканчиваться. На следующий день, когда бездомный полон сил и энергии, оказывается, что идти ему некуда, не в чем,  а в больнице тепло и сытно.  Да и не особо его и выгоняют. Все прекрасно  понимают, что заставь его уйти, то через пару дней его привезут все в том же состоянии, а может, и хуже. А тогда его уже придется лечить в отделении реанимации, и это съест куда больше ресурсов и финансов больницы.  
                Бездомных я тоже отношу к классу «живых мертвецов» .  О них забыли родные люди и  социальные службы.  А порой и сами бомжи не помнят, кто они.    Поместить их в дом престарелых нереально.  Первое –  документы. Чаще всего их нет.   Казалось бы, что может быть проще? Но  эта функция почему-то ложится на плечи медицинских работников.  Ходим, собираем бумаги, делаем новый паспорт.   Порой эта процедура занимает несколько месяцев, а когда паспорт готов -  за окном весна, и бомжу уже не  до дома престарелых. Но даже если паспорт готов, возникает проблема возраста. Хорошо, если бомжом оказался пожилой человек, но если это  бомж лет сорока, то о доме престарелых можно забыть. А других каких-нибудь приютов для взрослых у нас в стране нет. 
                Эта когорта бомжей становится  чаще всего «старожилами»  инфекционных отделений.  Они могут жить в больнице годами, до тех пор, пока либо не умирают по совершенно естественным причинам,  либо не убегают вновь на улицу. 
                При этом содержать таких  жильцов  в больнице незаконно.  Они просто живут, получают питание, которое не должны получать, так как не находятся на довольствовании. Им придумывают диагнозы, заводят  тысячу и  одну историю болезни, дабы у очередной проверки не было вопросов.     Один такой бомж за одно поступление в реанимацию может израсходовать лекарств на десятки тысяч.   И порой, откровенно говоря, это возмущает.  Почему лекарство, которое я мог бы дать нуждающемуся, я отдаю бомжу, который сам определил свою жизнь.  Но все равно лечим, да и как показывает практика, их быстрее убивает сытная еда и тепло, чем инфекции и вши. 
                Но больше всего возмущает то, что в этой ситуации медицинские работники  остаются сам на сам с проблемой. От местной власти помощи не дождешься, ответ  всегда примерно один.   Поместить в дом престарелых не можем, да и вообще, он же не мешает вам, кушает кашку и особо не буянит.  Пусть до весны полежит.   
                 В Украине совершенно не занимаются  проблемой бездомных.  Только в больших городах можно встретить волонтерские организации, которые регулярно кормят бомжей или устраивают ночлежки, где можно поспать и согреется.  Социальные службы недофинансированы и не занимаются такими людьми. Никто не пытается их социализировать, вернуть к нормальной жизни. Самое банальное, что их и поселить то некуда. После больницы они вынуждены вновь идти на улицу.
                В инфекционном отделении жил бомж  (назовем его Петей). Так вот Петр бросил пить, иногда выпрашивал денег на сигареты у прохожих или медсестер и бегал втихаря курить за инфекционку.  Он помогал убирать в отделении, носил ведра медсестрам. Делал все, только бы ему разрешили и дальше есть кашу и быть под  крышей над головой.  Так Петр прожил в больнице 3 года, все это время администрация пыталась сделать Пете документы и куда-то его определить. Пете повезло.  Он вышел на пенсию, получил паспорт и продолжил свою жизнь в доме престарелых.  Но таких, как Петя, единицы.
                Обычно бездомные погибают на улице или заканчивают свою жизнь в реанимации, отравившись суррогатом алкоголя.  
                К чему все это?  Бездомные не должны жить в больницах.   Это создает неоправданную финансовую нагрузку на больницу, физическую и моральную нагрузку на медицинский персонал (не все бомжи приятные и добрые люди).  А главное,  бездомные оказываются нужными только медицинским работникам, так как местные власти обычно предпочитают их просто не замечать и кормить завтраками медработников, что, мол, вот еще чуток пусть поживет, и мы его обязательно определим куда-то. 
                P.S. Но самое главное - в следующий раз, когда рука подымится написать комментарий «да без денег к этим коновалам  даже смысла идти нет», помните,  в отечественной медицине даже безденежные бомжи выживают, ну а вас - так тем более полечат.    
               
           Живые мертвецы. История о том, как в 21 веке умереть от жажды и голода (ФОТО 18+)